/Tajik media put a spotlight on Abdullo Kurbonov 

Tajik media put a spotlight on Abdullo Kurbonov 

Abdullo Kurbonov, member of JACAFA family and winner of 2017 JACAFA Success Story, explains why he returned back to Tajikistan after his graduation from London School of Economics.

Another hero of the project “Tajikistan: The NEXT Generation” is a graduate of the famous London School of Economics and Political Science, co-founder of the Alif Sarmoy MDO, the portal Somon.tj and the charity foundation Peshraft. Abdullo Kurbonov talks about what successes he achieved abroad and why he decided to return to his homeland.

Resource: https://news.tj/ru/news/tajikistan/society/20170613/abdullo-kurbonov-okruzhaite-sebya-temi-kto-delaet-vas-luchshe

Абдулло Курбонов: Окружайте себя теми, кто делает вас лучше

18:32, 13 июня
Очередной герой проекта Таджикистан: поколение NEXT” – выпускник знаменитой Лондонской школы экономики и политических наук, соучредитель МДО «Алиф Сармоя», портала Somon.tj и благотворительного фонда «Пешрафт». Абдулло Курбонов о том, какие успехи он достиг за рубежом и почему решил вернуться на родину?

О своем детстве

— Я родился и вырос в Душанбе. У меня отрывчатые воспоминания о раннем детстве — очереди за молоком, игры в кубики во дворе, вкусные лепёшки со сладким чаем и т. д. Еще, я никак не могу забыть, как моя бабушка как-то ругала меня из-за плохой учёбы в школе. Гражданская война подходила к концу, и мы во время школьных каникул жили в деревне у моего дяди, и в зависимости от времени года, сеяли, либо собирали рис и пшеницу.


Мой дядя, после ранней кончины моего дедушки, смог не только достойно воспитать своих братьев, но также развить в них любовь к книгам. Это передалось и нашему поколению. У дяди была великолепная, и для меня, ребенка, кажущаяся огромной, библиотека, которая включала в себя таджикские и зарубежные сказки и литературу как «Хотами Той», «Шахнаме», Жюля Верна, Александра Дюма, энциклопедии с картинками и многое другое. Мы с двоюродными братьями и сестрами (нас было много) постоянно соревновались — кто расскажет интересную сказку, или кто выучит наизусть газель, хотя, редко понимали смысл этих стихотворений. Это было прекрасное время.

О своих родителях

— Мой отец с южного региона страны, a мать с севера и так как родители моей супруги с восточной части, я могу с гордостью заявить, что связан со всеми регионами Таджикистана. По профессии и зову сердца мой отец — хирург. Его преданность работе и Родине для нас, его детей, стала примером на всю жизнь. У отца было немало возможностей и приглашений переехать жить с семьёй за границей, но для него немыслимо жить вдали от Родины.

Моя мать по профессии врач-функционалист диагност. Она обладает невероятной психологической устойчивостью. Как и любой сын, я безгранично благодарен ей за все, что она сделала для нас. Благодаря матери мои внеучебные занятия начались с 5-6 лет. Я занимался борьбой, учился играть в шахматы, занимался музыкой, учил английский. Наверное, я не мог еще освоить многое, чему меня учили, но всё что я получил в те дни, помогло мне в моем будущем становлении.

О своем образовании

— В школе в четвёртом или в пятом классе я начал лучше учиться. Мне повезло с наставником, который занимался со мною английским языком, эта база очень помогла мне в учебе в таджикско-турецком лицее, куда я перешел с 7 класса. С отличием закончив лицей, я продолжил учебу в Босфорском университете Стамбула, и получил степень бакалавра в области бизнес администрирования и менеджемента. Мне повезло попасть в это прекрасное учебное заведение. Для самих турков, оно считается одним из самых сложных для поступления, однако из-за квот для повышения культурного многообразия, иностранным студентам было чуть легче сюда поступать. Атмосфера соперничества, красивый студенческий городок, выдающиеся профессора — все это создавало идеальные условия для учебы.

Студенческий городок (campus) Босфорского Университета


Вдохновившись возможностями, мне посчастливилось окончить университет в числе трёх лучших студентов нашего факультета, а также в статусе лучшего иностранного студента года. В это время я серьёзно заинтересовался финансами и был очень рад тому, что смог поступить в Лондонскую школу экономики и политических наук (LSE) и получить полную спонсорскую помощь с их стороны. Я уверен в том, что при поступлении важную роль сыграли рекомендации, полученные от моих университетских профессоров в Турции.

О Лондонской школе экономики

— В LSE я защитил степень магистра в области финансов. Я понимал, что мне очень повезло учиться в университете, которую окончили более чем 50 действующих и бывших президентов и премьер-министров, 18 лауреатов нобелевской премии, и успешные предприниматели (Джордж Сорос, Дэвид Рокфеллер и другие). Это был совершенно иной уровень, столь требовательный и напряжённый, что к концу года я начал страдать гастритом из-за чрезмерного употребления кофе, который я пил, чтобы учиться по ночам. Учеба с лучшими студентами мира одновременно пугала и мотивировала меня. К счастью, несмотря на немалое количество ошибок во время сдачи экзаменов, я окончил университет с дипломом отличника (равный нашему красному диплому). После этого я, наконец, закончил своё почти двадцатилетнее формальное обучение и начал работать.

С однокурскниками из Лондонской школы экономики


О своем карьерном росте за рубежом

— Работу я начал со стажировки в лондонском офисе инвестиционного банка Goldman Sachs. Затем перешел в ведущую международную консалтинговую компанию Oliver Wyman в роли консультанта. Самый интересный проект в этой компании, частью которого я был, заключался в создании модели оценки кредитных рисков для одного из лидирующих российских банков. Позже, я перешёл в швейцарский UBS, крупнейший банк в области управления инвестиционными активами. В UBS я устроился в группу, связанную с металлургией и горнодобывающими проектами, поскольку думал когда-нибудь вернуться в Таджикистан, обладающий большим потенциалом в горнодобывающей промышленности.

Здание UBS в Лондоне. UBS — банк с активами чуть менее 1 триллиона долларов, активен в области инвестиционного банкинга, управление частным капиталом и т.д.


Я многому научился за эти годы, работая с замечательными командами, консультировавших крупные транснациональные компании на пяти континентах. Трудовая этика в этих учреждениях была безумно требовательной — я прекрасно помню, как мне приходилось работать более 40 часов без сна, и при этом я чувствовал себя превосходно из-за полученного опыта и результатов своей работы. В наши дни я вряд ли могу работать круглосуточно, но в тот период это было выполнимым и необходимым, чтобы завершить проекты в установленном графике.

Через некоторое время работы в UBS, мне предложили должность вице-президента по горнодобывающим проектам в одной из британских инвестиционных компаний (private equity). Таким образом, я перебрался в Монголию, где провёл почти год в самой холодной столице мира, в Улан-Баторе. Экономика Монголии была самой быстрорастущей в мире, и наша компания вложила крупные суммы в проекты по добыче угля, меди и молибдена. Это был ещё один замечательный год профессионального обучения — погружения в мир геолого-разведывательных исследований, переговоров по инвестиционным сделкам, и руководства командой специалистов.

Улан-Батор: яркий контраст небоскрёбов и традиционных юрт. Здесь воздух зимой сильно загрязняется от печного дыма.


За все эти годы я смотрел на всё через призму того, как я могу реализовать свой опыт по возвращению в Таджикистан. Время от времени я спрашивал себя о возвращении на Родину, и всегда приходил к выводу, что возвращение на Родину — это то, чего я действительно хочу. Моя мысль обычно начиналась с представления себя в качестве 50-60-летнего мужчины (предполагая, что я доживу до этого возраста), у которого была возможность успешно реализовать себя в развитой стране. Но разве я не сожалел бы о том, что так и не вернулся обратно домой? Какая разница, скажем, между созданием 100 рабочих мест в уже развитой стране и созданием тех же 100 мест в Таджикистане? Какой из этих вариантов принёс бы мне больше удовольствия и был бы более приятным опытом для меня? Таким образом, из-за, возможно, эгоистических соображений, я понял, что, в пожилом возрасте я определённо буду сожалеть о том, что не вернулся домой раньше и не попытался сделать то, чем мог бы гордиться. В Монголии эти мысли приходили всё чаще, и я уже искал повод для возвращения в Таджикистан после почти 10 лет, проведённых за его пределами.

О возвращении на Родину

— Весной 2012 года, я посетил Душанбе и встретился с председателем «Ориёнбанка», который, несмотря на мой относительно молодой возраст, любезно предложил мне должность зампредседателя. Я воспользовался такой возможностью и обучился многому за проведённое время в «Ориёнбанке». Я начал понимать основы коммерческого и розничного банковского дела в Таджикистане. Я понял, что если собрать портфели всех таджикских банков вместе, то сумма составит менее 20% от ВВП, что считается одним из самых низких показателей в мире, а процентные ставки банков считаются одним из самых высоких в мире. К тому же, около 70% денег находятся вне банковского сектора из-за недоверия людей к сектору.

Я пришёл к выводу, что банковский сектор для выполнения своей роли в экономике должен расшириться и существенно измениться. Внесение таких радикальных изменений в существующий уже банк мог быть чреват большими рисками. Я не был готов рисковать чужим капиталом, поэтому решил, что банк, который должен попытаться изменить устоявшуюся систему, должен начать свою деятельность с нуля. Таким образом, с обоюдного согласия в декабре 2013 года я оставил свою должность в «Ориёнбанке», и в начале 2014 года, с небольшой командой, мы создали «Алиф Сармоя».

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *